Семья и власть. Целенаправленный развал семьи.

Формально власть в России обоими руками "за" семью. Но лишь формально. Ибо подавляющее большинство нововведений и законодательных инициатив в реальности способствуют прямо противоположному — разрушению традиционной семьи. Основную роль в этой деструктивной миссии несет наш пресловутый Семейный кодекс и законоприменительная практика в вопросах его компетенции. Как будет показано ниже, и иное новое законотворчество достигает все той же цели — уничтожение семьи как таковой.

b3a9ee3bb104339f31d9d9a0e9afdda9

Современная семейная практика имеет до такой степени отчетливо антимужскую направленность, что следует говорить о глобальной демотивации мужчин к официальному браку и рождению детей. Один из наших активистов очень ярко проиллюстрировал ситуацию с современным браком с точки зрения мужчины:

“Вы поймите, если у чёрных забрать ферзя, а белым разрешить ходить два раз подряд, то это не приведёт к ситуации "белые всегда выигрывают", это приведёт "в такие шахматы никто не играет".

Все больше мужчин сознательно отказывается от официального брака и выбирает сожительство или “брак выходного дня”. Со стороны печально известного Комитета ГД уже звучат призывы приравнять сожительство к официальному браку.

Второй аспект семейной политики, на который надо обратить внимание, это отношение к демографической проблеме. Вернее, на трактовку этой проблемы. Все, кто так или иначе касается ее, подразумевают лишь одно измерение — количественные показатели. Приводятся данные о том, сколько детей у нас рождается, сравнивается с количеством умерших за тот же период, делается неутешительный вывод о том, что "мы вымираем". А вот меры, которые предлагаются, в большинстве своем заключаются в реализации девиза "Дать женщине больше ресурсов, тогда она станет больше рожать".

Власть, государство не интересует качество нового поколения, важна лишь его численность. Чиновника не заботит вопрос кто и как воспитывает ребенка, растет ли он в полной ли он семье или воспитывается разведенкой или, того хуже, женщиной, утверждающий принцип "рожу для себя", в достаточной ли степени получает отцовское воспитание и отцовскую любовь. Мало того, де-факто, семья для государственной власти России — это женщина плюс ребенок (дети). Мужчина, отец в семью не входит, но воспринимается и подается женщине лишь как "сырьевой придаток", утверждается государством лишь как безымянный адресат алиментных и иных имущественных претензий в интересах все той же усеченной семьи, а именно, женщины. Если еще 100 лет назад главной опорой и защитой женщины был ее муж, то сейчас интересы женщины представляет матриархальное государство - уже против мужа. Государство, выделяющее различные пособия женщинам, фактически ворует эти деньги у мужчин, чем лишает мужчин лидирующей роли в семье и демотивирует к семье как мужчин, так и женщин. Даже одинокая женщина оказывается  как бы замужем за суррогатным мужем - государством, которое защищает “интересы женщин”, обезличивая и распределяя деньги, вытянутые из кармана мужчин, в пользу суррогатной семьи - “женщины плюс ребенок”.

Мало того, демографическая проблема служит ареной популистских лозунгов, дополнительного привлечения политиками женских избирательных голосов.

Но и с демографическим вопросом не все так просто. Почему-то наше государство до сих пор продолжает оплачивать женщинам ЕДИНОЛИЧНОЕ абортажное решение, финансируя аборты из фонда ОМС. Не находите это странным? При том, что власть вроде бы “за” рождаемость, даже официальная жена ЕДИНОЛИЧНО (т.е. даже без ведома и согласия мужа) приговаривает плод в утробе к уничтожению, а аборт производится по полису обязательного медицинского страхования.

81c869a5a52b

Разлучение отцов и детей — тема огромная и болезненная для миллионов мужчин в России. Прежде всего напомню, что подавляющее большинство (около 97-98%) детей при разводе традиционно оставляют с матерями.

Не верьте "обиженным" возгласам женщин о том, что "отцы сами не хотят оставлять детей с собой": даже по словам печально известной госпожи Мизулиной, так досадно проговорившейся в интервью "Эхо Москвы" в марте 2011, в год рассматривается 124 тысячи исков об установлении места проживания детей. Сопоставьте с числом разводов — ок. 550 тыс (2011), вычтите из них число "бездетных" разводов и вы поймете, что тезис о том, что "дети мужчинам не нужны" не выдерживает никакой критики — это еще одна распространенная бабская байка, которую так легко навязывают наивным и "виноватым во всем" мужчинам. Да, не все отцы готовы поселить ребенка у себя, не все готовы участвовать в его воспитании и обеспечении, но говорить о том, что все или подавляющая часть отцов недобросовестны в отношении своих обязанностей — миф, призванный еще более "завиноватить" и опорочить мужчин. Это часть общегосударственной политики мужененавистничества и уничтожения всего мужского.

Общая политика российских судов — отдать ребенка матери, отцу же присудить унизительные алименты и 2 или 3 часа общения с ребенком в неделю. Об алиментном беспределе мы поговорим чуть позже, сейчас же остановимся на формате общения детей с отцами.

Фактический стандарт послеразводной жизни в России — это монополия собственности матери на ребенка. Около 70% матерей-разведенок активно препятствуют общению детей с отцами. Основной мотив такого поведения женщин — месть бывшему мужу, утверждение собственной значимости в качестве единоличного родителя ребенка. Действительно, лишь малая часть женщин способна осознать, что лишая ребенка отца, общения с ним и отцовского воспитания, настраивая ребенка против отца, дискредитируя отцовство и унижая, отца, они наносят собственному ребенку непоправимый урон.

Поразительна уверенность россиянок в своем ПРАВЕ решать достаточно ли хорош отец для того, чтобы позволить (!) ему общаться с ребенком. Фактически, хотя права родителей формально равны, и право ребенка на обоих родителей закреплено законом, на деле матери решают ограничение степени участия отца в ребенке. Мы живем в стране БАБСКОЙ МОНОПОЛИИ на детей.

Что в такой ситуации могут по закону сделать отцы? Практически ничего. Результатом обращения в суд по вопросу установления режима общения с ребенком станут формально прописанные 2 или 3 часа в неделю. На бумаге. А что в жизни? Закрытые двери квартиры, ворота особняков, отобранный у ребенка мобильник, купленный ему папой, блокировка или игнорирование звонков отца. По закону даже самые запущенные случаи препятствования общению с ребенком наказываются административным штрафом в размере …. 1.5-2 тыс. рублей! Отцы не сдаются и обращаются в службу судебных приставов, вместе с ними приходят к закрытой двери, составляют акт и...ничего дальше.

Часто дети увозятся матерью в другой город, за тысячу километров. Как осуществить право на трехчасовое общение с ребенком в таком случае. Проводить с ребенком каникулы? Но кто сказал, что мать ребенка захочет и позволит это?

Утверждение матери как единственного родителя ребенка позволяет утвердить исключительно в материнстве выражение интересов ребенка, а прикрывшись “интересами детей” выбивать из государства и мужчин все большие ресурсы.

В России не практикуется режим проживания ребенка "50 на 50" - с каждым из родителей равные отрезки времени, который довольно популярен на Западе. Почему? Ответ очень прост: такой порядок подорвал бы основание для узаконенного алиментного грабежа и пошатнул бы бабскую монополию на ребенка.

В нашем перевернутом с ног на голову обществе материнское право "свято", а отцовское, хотя и обозначено в законе, на практике не стоит ничего. Его попросту нет.

Остановимся более подробно на тех факторах, которые дестабилизируют и разрушают традиционную семью и попытаемся понять как именно власть и государство способствует этим деструктивным общественным процессам.

Принцип очень простой: чем больше женщинам получает извне семьи, вне непосредственной связи со своим мужем, тем охотнее женщина рвет отношения с мужчиной. Чем меньше ресурсов семьи находится под контролем мужа-отца семейства, тем вероятнее доминирование женщины и, как следствие, - развод.

Пособие на ребенка  женщина получает вне зависимости в полной ли семье растет ребенок или нет.

Та же ситуация с т.н. “материнским капиталом”: право его получить и использовать по своему усмотрению (в рамках, установленных законом) имеет именно женщина с двумя или более детьми, но не мужчина-глава семьи; адресатом материнского капитала является не ребенок, не полноценная семья, а именно женщина.

Мать (но не отец!) имеет право потратить этот “капитал” на увеличение накопительной части пенсии.

Если бы наши правители хотели бы действительно упрочить семью, то и получателем этого капитала была бы именно семья, а не мать.

12962-1-f

Наши законы определяют дополнительные к “общематеринским” трудовые и налоговые льготы, региональные пособия матерям-одиночкам.

Власть исходит из ошибочного предположения, что если женщине подкидывать все больше “социальных гарантий”, пособий, льгот, то тем больше женщины в России будут рожать больше детей. Оглянемся в прошлое. До 1917 года практически не существовало ни декретных отпусков, ни материнских капиталов, ни алиментов. А детей в семьях рождалось гораздо больше: 3-10 вместо современных 1-2 ребенка.

Оплата репродуктивных свойств женщины - огромная стратегическая ошибка государства, ибо аппетиты у женщины поистине безграничны, они просто будут требовать все больше и больше, шантажируя власть возможностью репродуктивного саботажа. (“Не дадите денег - не будем рожать”)

Фактически единоличное, присвоенное женщинами родительское право в сочетании с постоянно усиливающимся алиментным беспределом и разводным разделом т.н. “совместно нажитого” имущества - второй мощнейший фактор, разрушающий семью.

В результате - современная женщина УВЕРЕНА, что бы она ни делала, как бы ни вела себя по отношению к семье - мужу и детям, ее право ограбить мужчину, развалить семьи и отнять у мужчины детей, практически гарантировано нашим государством в лице судей, 85% из которых - женщины. Обратите внимание, что при рассмотрении дел о месте проживания ребенка, не принимаются в расчет нравственные качества родителей, их образ жизни, отношение к детям. Ведь решение оставить ребенка с матерью практически предопределено. И российские женщины это хорошо знают еще до вступления в брак.

Третий фактор - сам характер семейных законов РФ. Что подразумевается под браком наш Семейный Кодекс? По нашему СК жена даже не обязана проживать со своим мужем. Какой-то странный матриархальный союз, в котором мужчина, муж не имеет никаких прав: ни на верность супруги, ни на исполнение ею супружеского долга, ни на сохранность собственных инвестиций в т.н. семью, ни права репродуктивного решения (оно принимается женщиной единолично), ни права мужчины на честное и желанное отцовство, ни гарантированного права на общение и проживание со своими детьми.

267-1-f

32 из 170 статей СК РФ посвящены алиментным обязательствам. Однако ни одна из этих статей не содержит и намека на право родителя-алиментщика знать, как именно расходуются алименты.

Вдумайтесь: наши законы не содержат ни одной меры государственного поощрения долговременности и прочности семейных уз, пусть и в таком странном по сравнению с традиционном браком формате!

Более 80% браков заканчиваются разводом с соответствующими печальными для мужчины последствиями. Так какой здравомыслящий мужчина будет вступать в такой “брак”?

6TllJ-QtZJk

Вывод: сами семейные законы и характер их исполнения - есть мощнейший разрушительный для института семьи фактор. И фактор этот определен нашими законотворцами у власти.

И главный, обобщающий вывод, который напрашивается сам собой: власть и государство не только не выступают на стороне прочной и полноценной семьи гарантом ее упрочения и сохранения, но делают все возможное для разрушения семьи и института брака.